Главная 16 Женские штучки 16 Всеобщая тетушка

Всеобщая тетушка

Она ходит по супермаркету с тележкой. Вот во фруктовый ряд зашла, груш и бананов взвесила. Пару баночек с детским питанием заодно положила, Васятка любит черносливовое пюре, ему и полезно оно, а Серафимка от простого яблочного балдеет.

В отделе игрушек очень придирчиво выбирает машинку. Надо, чтоб была отечественная, а не китайская, и лучше всего камаз.

Вася камазы уважает. Ну, хорошо, не камаз, а приблизительно-условный грузовичок, но сделан где-то под Калугой, а не в провинции Чань-Мынь.

А что у нас для девочек? Матушки-светы, ну и кукол теперь делают.

Вокруг черепушки жалкие пучки волос, а в середине – лысина. Соня увидит такую и зарыдает.

Потому что я бы точно зарыдала. Поэтому мы Соне на Новый год немецкую пупсиху подарим, а сейчас просто набором посуды ограничимся. И диском со сказками.

И набором заколочек. И раскрасок, раскрасок побольше, потому что кроме Сони есть еще Маша и Ксюша. Ой, я дура беспамятная, а Яшке-то, Яшке-то что?

Разве что вот ледянка симпатичная. Всё равно он с горки на чём попало катается, а так хоть штаны лишний раз уцелеют.

Всеобщая тетушка

Она расплачивается на кассе, денег не остается даже на буханку, но лицо довольное. Ни одно дитё не почувствует себя обделенным.

Это вы о многодетной маме, да? — спросят меня. Нет, это рассказ не о мамских радостях-заботах.

Всем этим детям моя героиня даже не тетушка, хотя они с легкой руки мальчика Серафима зовут её тетя Аня. Серафим и Ксюша, Маша и Яша, Соня и Вася – дети Аниных подруг.

В своё время, еще в университете, подруги повыходили замуж и повывели птенцов.

Все, кроме Ани. Она осталась одинокой, хоть не без прошлых увлечений. Одна у неё отрада – возиться с детьми подруг.

С чужими. Но с чужими ли?

Она помнит, кто из малышей чем болел и кто какие мультики любит смотреть, у кого когда день рождения и кому сколько стукнет на будущей неделе.

И только Анина мама недовольна.

— К Оксане. Я обещала её девчонкам бисер отвезти и хоть самую простую технику плетения показать.

— И до каких это пор ты чужих детей нянчить будешь? Я дождусь внука своего, или нет?

— Дождешься, мама, дождешься.

… Таких, как Аня, в народе называют пустоцветами. Ей за тридцать. Это время, когда за паровозом бегут самые отчаявшиеся, кому везет, те впрыгивают на ходу в обшарпанный вагон, и поздно обнаруживают, что за окном проносятся цветущие сады и таинственной красоты леса, а вам, мадам, а не мамзель (ну что, дождалась?), теперь дышать табачной копотью и несвежими занавесками.

Так вот Аня не бежит за паровозом. У неё работа, любимые книги, фильмы, общение с любимыми подругами и их малышнёй.

И я никогда не слышала от неё нытья и жалоб на одиночество.

Она не то, чтобы счастлива, она спокойна. Можно сказать, смирилась с неизбежным.

А вот все эти Машеньки-Яшеньки-Сонечки для неё любимая тема в разговоре и не каждая мамаша, наверное, способна часами расписывать, кто что сказал и какую рожу на обоях нарисовал. Правда, надо заметить, дети виснут на ней, как на груше, и даже в честь неё называют кукол и плюшевых медведиц.

— А что такого, собственно, — говорит Аня мне. Я единственная, кто у неё остался из бездетных и незамужних подруг.

Она мечтает выдать меня замуж, естественно, но мечтает как-то платонически и дальше вопроса когда ж мы на твоей свадьбе-то клюкнем и когда ж я твою ляльку понянчу дело не идет. Есть прирожденные свахи среди нас.

Но Аня в их число не входит. – Так вот, и в старину же не все девки взамуж шли. Кто-то оставался в девках…

— И в монастырь шел.

— Монастырь не для меня, там физический труд, много его! – Аня в притворном ужасе машет руками. – А я лентяйка и белоручка, городская, в общем, штучка. Но вот читала я разные мемуары старинные, там часто упоминаются такие всеобщие тетушки, старые девы, обожаемые детьми, у которых всегда конфета в кармане, сказка наготове и добрый совет, когда подрастет чадо. Я, наверное, такой вот всеобщей тетушкой и являюсь.

Неплохо, да?

Я не знаю, что и сказать в ответ. В моем-то детстве никаких подобных дам вокруг не крутилось, а, может, и зря. Вспомнилась пословица, встреченная у Лескова: мать Софья обо всех сохнет.

Как будто про неё! Ты не тётя Аня, ты мать Софья!, хочу я сказать ей. Но вовремя сдерживаюсь, еще обидится. Завтра она поедет к маме Ксюши и Васи, повезет маленький праздник в магазинном пакете и что-нибудь к чаю.

Подружка довольна будет, малыши тоже, а Аня будет радоваться их радостью.

О admin

x

Check Also

Бывают ли всезнающие и непогрешимые родители

Мы продолжаем публиковать отрывки из книги «Мама, перестань читать нотации! И ты, папа, тоже!» греческого педагога и организатора «школы родителей» Кики Дзордзак а ки-Лимбероп у лу, перевод которой выполнен монахиней ...

Здоровое питание: меню на неделю, день (для похудения)

Фраза «чего бы такого съесть, чтобы похудеть?» еще несколько лет назад была шуткой. Современные же диетологи рассматривают ее как основу для избавления от лишних жировых складок. Именно правильное, сбалансированное и, ...

Как сделать белой кожу лица? Практические советы

Еще во времена правления царей женщины знали, как сделать белой кожу лица. Ведь тогда это было модно. Бледность была показателем принадлежности к аристократическому роду. Соответственно такая прекрасная дева не занималась ...

Угроза выкидыша на ранних сроках: симптомы, причины и лечение

На этапе беременности до 22 недель нередко можно услышать такой диагноз, как угроза выкидыша на ранних сроках. Но тревожиться раньше времени не стоит, он далеко не во всех случаях обоснован, ...

Рейтинг@Mail.ru